Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

Длительность прочтения: 10 мин.

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

В школе его обижали даже младшие по возрасту мальчишки. Заняться собой он решил после того, как влюбился в шестом классе. Сейчас Евгений Гаткин – профессор, врач-реабилитолог, мастер спорта по самбо и дзюдо и тренер по лечебной физкультуре для детей с особенностями развития. Своих спортсменов с поражениями нервной системы, опорно-двигательного аппарата, незрячих и травмированных он учит побеждать

«Здравствуйте, спортсмены!»

– Видели, как я его бросил? – воскликнул пятилетний герой после тренировки по самбо. Он едва ожил после 60% ожогов тела, родители погибли при пожаре. Но когда малыш увидел себя на видеозаписи (см. ниже), его лицо засияло.

Для занятий спортом нет противопоказаний, считает детский врач и тренер по самбо и дзюдо, профессор Евгений Гаткин. Обычные дети занимаются у него вместе с особыми. В спортзале часто раздается его громкий командный голос: «Ну что ты повис, как веревка». Никто не боится, но все мобилизуются.

Узнав о чудо-тренере-докторе Евгении Гаткине из газеты «Московская медицина», звоню и прошусь на интервью. Евгений Яковлевич ждет меня в спортзале, сидя в кресле: объясняет, что из-за проблем со здоровьем последние три года ему трудно двигаться.

В спортзал заходят двое ребят 13-ти лет в синей и красной форме, строятся в шеренгу. Евгений Яковлевич встает и немного неуклюже становится перед ними:

– Здравствуйте, спортсмены!

– Здавств! – громко и коротко отвечают ребята.

– Объявляю начало тренировки! Напра-во! Бегом!

Ребята бегут, а Евгений Яковлевич возвращается на место.

Евгений Яковлевич Гаткин родился в 1954 году в Москве. После окончания школы, медучилища и службы в армии работал фельдшером скорой помощи. Закончил педиатрический факультет и ординатуру по детской хирургии медвуза, работал в НИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава РФ на базе ДГКБ № 9 им. Г. Н. Сперанского (Москва). Защитил кандидатскую, докторскую диссертации, занимался научной работой в отделе неотложной и гнойной хирургии Московского НИИ педиатрии и детской хирургии. Получил сертификаты по лечебному и спортивному массажу. В 2001 году в составе полевого госпиталя оперировал больных и раненых в Чеченской республике. С 13 лет Евгений Гаткин занимается самбо. Возглавляет семейный спортивный оздоровительный клуб им. заслуженного тренера СССР Г. Н. Звягинцева. Мастер спорта СССР по самбо и дзюдо. Награжден за содействие МВД России, за особый вклад в развитие самбо. Совет ветеранов самбо и дзюдо присвоил Евгению Гаткину звание народного тренера «Наставники России». Сейчас Евгений Гаткин работает врачом урологом-андрологом и врачом лечебной физкультуры в Детской клинической больнице № 9 им. Г. Н. Сперанского, где руководит программой по реабилитации детей с особенностями здоровья. Также заведует кафедрой реабилитологии и инновационных технологий в Межрегиональном институте подготовки кадров (Москва). Читает лекции о правомерности применения спортивной практики в лечебной физкультуре.

Белый танец и самбо

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

– Однажды мы с мамой проходили рядом с поликлиникой, где она работала педиатром, – голос Евгения Яковлевича напоминает голос Василия Ливанова в мультфильме про Карлсона. – Нам навстречу шли люди, и при виде мамы они не то что здоровались, но прямо расцветали от радости, а дети подбегали и обнимали маму, точнее, ее ноги, ведь это были малыши. Мама всегда мне говорила, что стать детским врачом можно только тогда, когда чувствуешь тепло к детям.

Тепло к детям Евгению Гаткину долго не давалось. Когда шестилетним он попал в инфекционное отделение детской больницы № 9 им. Г. Н. Сперанского (куда через 23 года пришел врачом), ему пришлось натерпеться от подростков-соседей по палате.

– Помню, зима, я стою около окна больницы и бьюсь в него, как муха. Родители стоят внизу. Я кричу им: заберите меня! А сзади несколько человек, присев, чтобы их не было видно, меня щипают, – тут Евгений Яковлевич прерывается на команды спортсменам: «Гриш, повыше локти поднимай. Нету той амплитуды!».

– Когда я плакал и просил меня отпустить, мальчишки хохотали. Заходила нянька, простая женщина из сельской местности, и почему-то говорила мне: «У, жук черный! Я тебя сейчас тряпкой отхожу и в ведре утоплю. Хватит ныть!».

Но однажды все изменилось. В пионерском лагере Жене очень понравилась одна девочка – светленькая, голубоглазая, она была там звездой. На прощальном вечере девочка пригласила его на белый танец, а потом они пошли пройтись. Женя тогда подумал, что, выскочи сейчас из кустов хулиганы, он не сможет защитить от них свою «звезду». И осенью записался в секцию борьбы.

Первая победа

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

Евгений Яковлевич на минуту отвлекается на телефонный видеозвонок из Израиля, а я наблюдаю за спортсменами. Они по очереди носят друг друга на спине. Вездесущий тренер их подгоняет: «Вы что еле бродите как тени отцов Гамлетов? Пошустрее надо!» И мы продолжаем разговор.

– Когда я пришел записываться в спортклуб ЦСКА в секцию самбо, отбор проходило несколько тысяч человек. А взять должны были 30. Надо мной там все смеялись, потому что я был маленький и худющий.

Из 30 раз Женя отжался 12, не смог забраться по канату, а гриф от штанги весом 20 кг не смог поднять даже без блинов. Расстроенный, он направился к стенке, где стояли такие же непотенциальные. И вдруг услышал голос: «Ты куда? Тебе туда». Тренер указал ему на скамейку, где сидели отобранные счастливчики.

Надо отметить, что тренером был выдающийся педагог Георгий Николаевич Звягинцев. Чутье педагога не подвело.

Георгий Звягинцев, тренер и разведчик Георгий Николаевич Звягинцев (1916–1998), мастер спорта СССР, заслуженный тренер, главный тренер Вооруженных сил СССР по самбо. Во время Великой Отечественной войны работал во фронтовой разведке, на его счету около двух десятков «языков». Среди учеников Звягинцева – Борис Павлович Мищенко, Ярослав Михайлович Керод, Сергей Петрович Суслин.

Через два года, в девятом классе Евгений Гаткин выиграл первенство Москвы по самбо, а в 19 лет сам начал тренировать. Но первой победой он считает не спортивные достижения.

Дворовый хулиган, особо задиравший Женю, и, между прочим, тоже попавший в секцию, получил решительный отпор во время товарищеской драки.

Вдохновленный победой, мальчик не мог думать ни о чем, кроме спорта. Он получил аттестат за девятый класс и тут же подал документы в институт физкультуры, но перед экзаменами растянул связки и не поступил. Мама буквально «за уши» отвела сына в медучилище, хотела, чтобы у сына перед армией была «хоть какая-то профессия». Мальчиков туда хорошо брали, и Евгений стал студентом.

После медучилища юного фельдшера призвали в армию в морскую пехоту Балтийского флота. Условия были спартанские, но самбист Гаткин с дедовщиной справился. Едва демобилизовавшись, он прямо в матросской форме прибежал в спортклуб ЦСКА к своему тренеру.

– Захожу в спортзал, навстречу мне Георгий Николаевич: «О, ты чего, в отпуск или отслужил?» – Отслужил, – говорю, – и приехал вам сказать спасибо, потому что если бы не ваша школа, не знаю, вернулся бы я живым.

После увольнения в запас Евгений Гаткин четыре года проработал выездным фельдшером станции скорой помощи, каждый год сдавая экзамены в медвуз. Поступить удалось на четвертый. В 1986 году закончив вуз, он пришел работать в ту самую детскую больницу № 9 им. Г. Н. Сперанского, где когда-то настрадался от десятилетних соседей по палате.

ЛФК + боевые искусства = успешная реабилитация

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

Практикуя как детский хирург, занимаясь научной работой в НИИ педиатрии и продолжая тренировки, доктор Гаткин задумался о применении элементов самбо и дзюдо в лечебной физкультуре. Сначала у ослабленных и людей после травм, а потом и у людей с особенностями, в том числе детей.

Осваивая лечебный и спортивный массаж, одновременно врач, поначалу на свой страх и риск, практиковал тренировки в новом формате. Наблюдал, изучал, перепроверял, корректировал, в итоге пришел к выводу: формат особенно подходит для реабилитации пациентов с патологией опорно-двигательного аппарата и центральной нервной системы.

Именно на таких соревнованиях по демосамбо (спорт без элементов волевой борьбы, все броски, захваты и удержания продумываются заранее) выступал 16-летний Валентин Бударин с врожденной миелодисплазией нижнего отдела спинного мозга. Он не может ходить, но благодаря занятиям теперь знает, что многие здоровые люди не умеют делать то, что умеет он. В этом состоит его абилитация. «В отличие от реабилитации, – поясняет доктор Гаткин, – это наработка у людей с особенностями здоровья навыков, которых у них никогда не было».

– Спортсмен одновременно делает несколько движений в разных плоскостях. Это требует координации, и озадаченный мозг вынужден создавать новые ассоциативные связи, – разъясняет Евгений Яковлевич. – Повышается возможность включения механизма саногенеза.

Успешное замещение одних функций организма другими может приводить к тому, что человек без нижних конечностей бежит на руках быстрее, чем здоровый человек на ногах.

Инвалидам долго говорили, что им нельзя заниматься спортом. А Георгий Звягинцев с этим не согласился. Это он сказал, что для спорта нет противопоказаний. За это мало кто из тренеров берется, потому что здесь нужно понимать особенности заболевания, то, что с ребенком будет в процессе тренировок происходить. Мне как врачу это по силам, а наш клуб много лет был лучшим клубом года в номинации «Работа с людьми с особенностями».

Клуб «Звягинец»
Клуб действует с 2008 года и назван в честь Георгия Николаевича Звягинцева. В числе его учеников был Евгений Гаткин. В клубе «Звягинец» проходят занятия по направлениям: – самбо и дзюдо для детей; – самбо и дзюдо для взрослых; – самооборона для женщин; – инвалидный спорт; – спорт для пожилых; – боевое самбо. Обычные дети и дети с инвалидностью готовятся по программам бойцов спецподразделений и спасателей подразделений МЧС. Отдельные технические элементы спортсмены отрабатывают в том числе при помощи видеомониторинга.

– А не слишком ли это …

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

жестко – боевые искусства для людей с особенностями, тем более для детей? – задаю я так и напрашивающийся вопрос.

– Дети как раз бывают очень жесткими и жестокими существами. И потому их важно учить управлять собственной агрессией, а боевые искусства здесь замечательно подходят.

В детском спорте неприемлемы выкрики вроде «Давай, мочи его! Добивай!». Если человек ослеплен яростью, потерял самоконтроль, понимание ситуации, он уязвим, потому что забывает об обороне.

Я сам перед схваткой этим хорошо пользовался. Все разминаются, рывками делают выпады, а я стою, опустив руки, и, отключившись от всех мыслей, жду свисток. Соперник думает, что ты уязвим, кидается, а ты его встречаешь.

Самбо спортивное и боевое Самбо – техника самообороны без оружия, разработанная в СССР в 1920-х годах. Представлена в трех видах. Два из них – спортивное и боевое самбо, в котором разрешаются болевые приемы, удержания и защиты от них. В боевом самбо снаряжение включает шлем, перчатки, накладки на ноги, капу и твердый бандаж. В отличие от спортивного, в боевом самбо разрешаются удары, удушающие приемы и защита от них. Можно бороться до нокаута или нокдауна. В соревнованиях по спортивному самбо могут участвовать спортсмены от 11–12 лет, по боевому – с 16–18 лет. Турниры и чемпионаты для спортсменов с ограниченными возможностями здоровья по зрению проводит Всероссийская федерация САМБО. А для людей, в том числе и с другими особенностями здоровья – с патологией опорно-двигательного аппарата и центральной нервной системы, самбо применяется в формате лечебной физкультуры на базе ДКБ № 9 им. Г. Н. Сперанского под руководством профессора Гаткина.

Между тем в спортзал заходят малыши пяти-семи лет, с родителями. Садятся на скамейку и ждут своей тренировки.

– Этим по шесть лет. Вообще, на тренировки могут приходить дети с трех лет, когда они начинают понимать объяснения тренера, – комментирует профессор Гаткин.

Малыши в белых кимоно выходят на ковер, а на соседнем участке подростки продолжают упражняться в схватках.

­– Бегом! – командует тренер. Малыши начинают разминку. – Илюх, не срывайся в штопор, а то у Артема ножки еще не отросли тебя догонять! – обращается тренер к двум малышам. Артем бежит в самом хвосте строя, но срезает и сокращает разрыв.

– Малышей нельзя тренировать как взрослых, – говорит Евгений Гаткин. – Им надо показывать все движения в обратном порядке. Мы с ними начинаем с «делай три». Я их ставлю в ту позицию, из которой уже делается бросок. И только потом учу подходить. Это все потому, что у малышей нет мышечной памяти. Они пока дойдут до броска, уже забудут, как к нему правильно подходить.

Вижу среди малышей девчонок, удивляюсь и задаю риторический вопрос.

– Да девочки гораздо лучше воспринимают материал! Они старательные, лучше понимают приемы, у них лучше получается. Кстати, мальчики и девочки в препубертате (до девяти лет) почти не дифференцированы в половом отношении, поэтому могут заниматься вместе. Потом, конечно, надо их разъединять.

Сильный слабого до слез не доводит

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

Тем временем подростки завершают тренировку заключительной схваткой. Ребята снова встают в шеренгу, тренер объявляет, что тренировка окончена. Похоже, проигравший не грустит, а выигравший не торжествует. Тренера это не радует.

– Соревновательность – в нашей природе, и важно направить ее в правильное русло, – продолжает Евгений Яковлевич. – Мой пятилетний внук живет в Израиле и занимается дзюдо. Так вот их там не оценивают, кто победил, кто проиграл. Медали всем вешают.

У меня другой подход: пусть ребенок поплачет немножко, пусть эмоции включит. Но пусть знает, что если будет заниматься, будет побеждать.

Если человек выбрал для себя дело, не важно, спорт, науку, искусство, рыбную ловлю, садоводство, нужно идти к победе. Победа – это не обязательно кого-то завалить. Победа – это стать асом в своем деле. Но – строго по правилам. А правил очень много. Для меня основное правило: борьба – это образ жизни. Это борьба с собой. Я выступал на соревнованиях до 50 лет. И каждый раз меня потрясывало от страха.

Правило номер два: если ты сильнее, поддайся тому, кто слабей. И не важно, здоровый ты или особенный.

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

Малыши переходят к тренировкам в паре, Евгений Яковлевич подзывает к себе одного:

– Давай так. Ты же знаешь, что ты его сильнее. Три раза он тебя бросит, один раз ты его, договорились?

Правило учить сильных поддаваться более слабым передал Евгению Гаткину Георгий Звягинцев. Эту концепцию верный ученик великого самбиста расширил и применил в работе у детей с инвалидностью.

Если за рубежом не принято награждать сильнейших, чтобы не причинить менее сильному психологическую травму, то в России, на родине самбо, слабых поддерживают по-другому: больные дети встают в пару со здоровыми.

Они одеты в одинаковую форму, выполняют те же команды, но с учетом своих возможностей. В схватках здоровые поддаются особым, становясь для них «тренажерами». Это позволяет особенным детям не терять необходимую в спорте и в жизни мотивацию. На соревнованиях между особенными детьми в полной мере соблюдается принцип честности: побеждает тот, кто, например, первый положит на другого ногу.

Элементы боевых искусств, кроме того, что укрепляют физически, помогают повысить психологическую устойчивость, преодолеть страх и неуверенность: на тренировках с элементами борьбы больше психологической вовлеченности. У детей растет мышечная сила, самооценка и настроение, ведь они узнают, что теперь умеют то, что не под силу иному здоровому человеку.

Евгений Гаткин включает для меня видеозапись одной такой тренировки, и я смотрю, как малыши на слабеньких ножках шлепают ногами в боксерскую лапу, которую держит тренер. Следом за ними, волоча за собой ноги, ползет девочка. Она ударяет в лапу кулаками, потом берет ноги руками и тоже шлепает ими по мишени.

Когда видеозапись закончилась, спрашиваю: неужели родители добровольно отдают своих детей на такие опасные, с моей точки зрения, занятия?

– Дети в этом возрасте гибкие, гуттаперчевые, они не получают травм, – отвечает Евгений Яковлевич. – Да и травмоопасных упражнений я им не даю. Но вы поговорите с родителями, – советует тренер.

Слепых надо обнимать

Врач-самбист помогает слабым детям становиться сильными

Я иду к родителям, а в это время наши маленькие спортсмены усаживаются друг другу на спину и едут верхом, изображая «конную артиллерию».

– Здесь очень безопасно, пол ведь мягкий. А у тренера огромный стаж, – улыбается мама, сидящая на скамейке.

– Травмироваться можно и на улице, ­– подхватывает вторая мама.

– Я своих детей привожу для того, чтобы они научились не столько бороться, сколько падать, группироваться, – говорит подошедший папа близнецов. – Это больше общая физическая подготовка, чем борьба.

– У моей дочери синдром Элерса – Данло. Ей нельзя падать, у нее рассекается кожный покров и потом долго заживает. Она очень хотела заниматься борьбой, мы ее записали, но после первого падения пришлось перестать тренироваться, – огорченно говорит еще один папа.

Все четверо родителей пришли к выводу, что занятия одинаково полезны и мальчикам, и девочкам. Они воспитывают дисциплину, контроль над собой, умение справляться с агрессией, проигрывать с достоинством.

– Если ребенку внушать, что ты должен быть первым, быть лучше всех, то ему и друзья будут не нужны. Мы бы не хотели отдавать их в большой спорт, но любой спорт лучше улицы, – в один голос утверждают родители.

Правила сильных бойцов

Правила сильных
Быть спокойным и уравновешенным. Не поддаваться психологическому давлению соперника. Не позволять страху себя обезоруживать. На всякое действие есть противодействие, надо только вовремя его применить. Быть настроенным на победу. Уметь проигрывать. Доверять наставнику, который следит за тем, чтобы спортсмен не получил травму. Добросовестно учиться, чтобы быть уверенным в своих знаниях. Не нужно быть лучше всех, не нужно никому ничего доказывать. Нельзя применять силу как оружие против слабых.

Уже на выходе из спортзала я спросила, как проходят тренировки с незрячими спортсменами? Сегодня посмотреть такие тренировки не удалось. Евгений Яковлевич в качестве мини-мастер-класса показал один хват руками, с которого начинается схватка «в темноте»:

– Незрячие – практически здоровые физически люди. С ними надо сразу войти в тактильный контакт. Поэтому сначала незрячего человека надо обнять, чтобы он в голове сложил представление, где его соперник. Я это понял, когда сам пытался с закрытыми глазами выполнять упражнения.

Благодарю и начинаю прощаться. Я всегда думала, что сильным, физически крепким людям, особенно спортсменам, нельзя предлагать помощь – чтобы не оскорбить. Евгений Яковлевич опровергает это мнение. Его руки с трудом удерживали куртку, и он попросил меня помочь ему одеться.

По-настоящему сильного человека, научившегося побеждать себя, обидеть невозможно.